Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Перейти на старый дизайн
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2017 » Ноябрь » 15 » • Похоже, Кутузов воевал не за русских? •
08:31
• Похоже, Кутузов воевал не за русских? •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • Кормят мифом о причинах
  • Cовет в Филях
  • По датам и цифрам
  • В историях полков написано
  • По датам
  • О резервах
  • О тактике Кутузова
  • Примечания
  • Английский «ленд-лиз»1812 годв
  • »Зачем русские сожгли Москву в 1812 году?
  • Предисловие

    Похоже, нашёлся ещё один кусочек мозаики, показывающей, что мировая война против Руси велась много веков подряд и всеми возможными средствами. А главным средством у наших врагов всегда было предательство! В этом они всегда были сильны!..

    «Скажи-ка, дядя, ведь не даром, Москва, спалённая пожаром»... масонам отдана?

    Кратко перескажу статью «Москва-1812: Как её сдал Кутузов» (и ее вторую часть) своего единомышленника Максима Кротова, страстно увлеченного военной историей и коллекционера, собравшего множество репринтов и подлинников полковых книг «Историй гусарских полков» – тех документов, которые не правились официальными историками – ни царскими, ни коммунистическими, ни либеральными. 

    Кормят мифом о причинах

    С самого детства нас кормят мифом о причинах сдачи Москвы Наполеону. Между тем, последствия данного навязанного решения катастрофичны для русской цивилизации, а результаты этого государственного преступления никем не были оценены объективно до сих пор. Воинская и гражданская слава подлинных героев - Дохтурова, Коновицына, Багратиона, Уварова, Ермолова, Тучковых, Платова и прочих за Бородино - досталась лизоблюду-царедворцу, конъюнктурщику и Совсем не воспитаннику СувороваКутузову. Который совместно со своими коллегами-масонами[1] руками «мирового цивилизованного» уничтожили не подверженную тлетворному влиянию масонства Москву[2].

     Памятники масонам Кутузову и Барклаю де Толли – «в тогах»

    Задайтесь вопросом: много ли вы помните памятников Кутузову, поставленных в период до 1917? Единственный памятник Кутузову установили в Питере у Казанского собора в 1837 году после продолжительной дискуссии, поскольку Москва отказалась, а Николаю I, в политическом смысле, нужен был персонифицированный образ победы в 1812 году. При этом памятник переполнен масонской символикой. Символику в XIX в. легко читали. Кутузов на памятнике выглядит приблизительно так, если бы на своем монументе Минин и Пожарский оказались бы в самурайских доспехах. Памятник Суворову в Питере у Троицкого моста перед Марсовым полем - "в мундире" (латах). Памятник Скобелеву, что стоял на месте Юрия Долгорукого супротив Моссовета, - в мундире. Кутузов - в тоге со свитком, отставив палец по обычаю своей могущественной русофобской секты.

    Культ Кутузова (в смысле патриотического образа) развивать начали весьма своевременно с точки зрения пропаганды, когда нашим дедам и прадедам стало очень плохо в 1941-1942 годах. Представление о фельдмаршале у нас сложилось по советским учебникам истории, фильмам  «Гусарская баллада» иже с ними. К слову сказать, в 1914 году пропаганда, поддерживающая подъём народа на Великую Войну (ныне называемую «Первой мировой»), опиралась на тех же Суворова, Скобелева, Потёмкина, Паскевича. Совсем не упоминая о Кутузове

    Большинство из нас знает наизусть «Бородино» М.Ю.Лермонтова, служившего в Лейб-гвардии Гусарском полку тогда, когда в строю ещё были люди, прошедшие войны с Наполеоном. Но, в отличие от гимназистов, нам, советским школьникам, не поясняли «общественный контекст» этого стихотворения. Прочитайте его другими глазами! Оно даже начинается с вопроса: «ведь не даром»! Эта дискуссия не прерывалась аж до 1917 года. Так в 1912 году был юбилей Бородинской битвы, а 4 ноября нашего стиля – день оставления армией Наполеона Москвы. И Первопрестольная в очередной раз отказалась от памятника Кутузову.

    Cовет в Филях

    «за» оставление Москвы без боя проголосовали - Барклай де Толли, Раевский, Остерман, Толь и Багговут (все масоны)[3], «против» - Дохтуров, Коновницын, Уваров, Платов, Ермолов, Кайсаров (все – не масоны). Решающий голос подал Кутузов, принявший решение своих братьев по ложам.

    На Совете отсутствовал не-масон Багратион. Как он был ранен – дискутировать можно долго. Примечательно другое, начальника штаба русских войск обрусевшего ганновереца Беннингсена, Кутузов фактически заменил генералом-квартирмейстером и масоном Толем. То, что Беннингсена, сторонника обороны Москвы, отстранили от управления, очевидно нужно считать интригой Одноглазого Предателя России.

    Беннингсен считал выбранную им самим оборонительную позицию непреодолимой даже теоретически. По этой позиции можно проехаться даже сейчас, дабы убедиться, что автор «тактики глубокого отступления» Толь являлся откровенным предателем. Очевидно, что масоны решили спалить Москву как центр несогнувшейся Русской Цивилизации.

    По датам и цифрам

    Сражение при Бородино: 26 августа старого стиля, расстояние до Москвы 125 км (три дневных перехода). Не вдаваясь в несущественную для данного обсуждения полемику:

    Русские войска имели примерно 155.000 человек, включая ратников (не крестьян с вилами, а, говоря современным языком, «обученных резервистов») и 624 орудия. Именно из них сформировали множественные карэ с пиками под прикрытием артиллерии на нашем левом фланге (вдоль нынешнего Минского шоссе) против кавалерийского корпуса поляков Понятовского, у которого от «общения» с нашими ополченцами убыло 40% разноплеменной восточноевропейской нечисти. Остатки этого корпуса были впоследствии единственным (!) мобильным резервом уползающего по Старой Смоленской дороге.

    Французы: 140.000, включая вспомогательные войска, 587 орудий. Поскольку архивы армии вторжения почти полностью утрачены, нет возможности уточнить количество волонтёров - т.е. воодушевлённых мародёров, стянувшихся в ожидании большого грабежа под видом санитаров, возниц и просто праздношатающейся публики из Венгрии, Польши, Вестфалии, Нидерландов и т.д.[4].

    Убыль убитыми, раненными и пленными: Россия – примерно 45 тыс., причём всех раненных взяли с собой при отступлении; французы – если брать очень заниженную оценку наполеоновского генерала Сегюра – примерно 40 тыс. (другие французские источники считают верной цифру в 58 тысяч). 

    По орудиям: мы потеряли 14 пушек на батарее Раевского, 3 пушки – на Багратионовых флешах. Французы лишились 12 пушек в ходе флангового удара Платова и Уварова (не считая множества разбитых лафетов на главной позиции)[5]. То есть, мы даже статистически мы сохранили свое превосходство.

    Итог: у нас минимум 110 тыс. боеспособных войск на 4 километра филёвской позиции с развёрнутым тылом, у «французов» - примерно 90-95 тыс. без тылового обеспечения и коммуникации под нарастающей угрозой. Найдите чудака-генерала, который бы просто полез в новое наступление при таком раскладе. Наполеон хотел заключить с Александром почётный мир, шантажируя угрозой захвата Москвы, а Кутузов её просто сдал. Отсюда и недоумение Наполеона.

    В историях полков написано

    много такого, что не проскочило бы через тогдашнюю цензуру для публичной информации. И в оригиналах, и в репринтах, ныне издаваемых малыми тиражами, читается невероятно отличная от нашего представления картина вообще всех кампаний 1805-1830 годов (и прочих войн XIX в).  Именно они и мемуары офицеров сохранили реальную картину на бытовом, живом уровне нашей истории. Которую нещадно переврали.

    Очевидно, что Кутузов не представил ни Уварова, ни Платова, к наградам за Бородинское сражение по причине их позиции при голосовании на Совете в Филях. И только Александр своим указом наградил их всем, чем мог. Современные либерастические псевдоисторики пишут, что  якобы из-за неудачного удара во фланг. Ставилась же задача героическим казакам, гусарам и уланам (лёгкая кавалерия) просто устроить отвлекающую бучу, чтобы дать нашим войскам отдых, что и было исполнено. С минимальными у нас потерями. До 17-00 наполеоновцы не атаковали. Три часа. Обделались. И понятно, почему.

    Пару лет назад на Бородинском поле откопали маршала (!) Франции, старшего Коленкура[6]. Из-под штабелей тел погибших. В настоящей рукопашной. Батарея Раевского погибла потому, что Кутузов не дал пехоты в помощь. 120 наших артиллеристов бились против 1500 кирасир, И уничтожили половину. Наши знамёна Бонапарту не достались. А когда князь Багратион, наплевав на бездействие главнокомандующего, сам собрал людей из разных полков и повёл в контратаку, фельдмаршал изволил «откушивать курочку». Эту курочку ему армия не забыла.

    Часто по современным ТВ-каналам идёт подпевка русофобских историков, что Наполеон не ввёл Старую гвардию (сохраняя резервы), а Кутузов резервов (по его докладной Императору Александру I) не имел. Но есть «неувязочка». Доступна переписка Кутузова с Императором. Доступен неисчерпаемый источник истории полков. Так вот: не считая прочего, мы имели в резерве 3 егерских (стрелковых) полка, отдохнувшую гвардейскую пехоту (они даже пообедали вне зоны огня), кавалерию привели в чувство, а артиллерия потом замучилась вывозить со складов заряды. За спиной русских войск были госпиталя, базы снабжения и арсеналы. И ещё кое-что. А у французов - … «безвыходное положение», если перевести на печатный.

    Вспомним, что преподавали на тактике: соотношение атакующих к обороняющимся при хоть какой-то инженерной подготовке позиции должно быть 1:3. При Бородино мы были непреодолимы! Таковыми и оказались.

    На этом битва и закончилась. Только не совсем...

     

    По датам

    Даже москвичу может быть трудно читать тогдашние ориентиры и топонимику новой линии обороны тогда уже возведенной перед Москвой. Звучат Фили, Давыдково, Сетунь, река Карповка. В переводе на русский язык: то, что было построено, откопано, оснащено, составляет сейчас рельеф Минской улицы за Парком Победы[7]. Проектировщики трёхфигурной композиции скульптуры из русского витязя, гренадёра 1812 года и советского солдата, разместили её непосредственно на прекрасно подготовленной к обороне позиции Русской армии. Которую предал Одноглазый масон. 

       Пересечение Минской и Мосфильмовской улиц

    Позицию обороны, которая опиралась флангами на Москву-реку, выбрали Беннингсен с Дохтуровым.

    Мы все знаем о колоссальных работах в 1941 году при строительстве рубежей обороны. Так вот, от берега до берега Москвы-реки в 1812 по линии Минской улицы был откопан эскарп (ров), по нему и сейчас едут машины, водители которых считают это работой советских времён. Нет! По уставам того времени были оборудованы и позиции 600 орудий (через каждые 7 метров!), укрытия для войск, подвезены дрова, транспортные средства, провизия, боеприпасы. Обойти её наполеоновцы не могли никоим образом.

    Всё это, кроме орудий и боеприпасов, Кутузов оставил «французам».

    А теперь представьте: севернее переправ и бродов нет, плюс наши казаки и гусары с конной артиллерией, причём до самых нынешних Химок был густой лес. Южнее – леса еще гуще (здесь даже в советские времена встречались медведи), плюс порядка 25.000 войск (на 01.09.1812) в деревнях вплоть до Подольска. Наполеон был в шоке, когда понял, что при таких исходных данных Москву просто бросили без эвакуации. 

    На Минской улице наши артиллеристы просто расстреляли бы в упор войска Наполеона, тем более, что к тому времени уже подошла и гвардейская артиллерия большого калибра. Учитывая изгибы Москвы-реки и леса с войсками на флангах, в ловушку попадала армия Наполеона, что потом и воспроизвёл атаман Платов французам при разгроме арьергардного корпуса маршала Нея в верховьях Днепра. Но он действовал не по приказу Кутузова, а лишь потом докладывая о проведённых операциях.

    Своё решение Михаил Илларионович аргументировал тем, что в случае разгрома русских войск через переправу нельзя будет вывести все войска. Переправа, сегодня отмеченная Бородинским мостом у Киевского вокзала, тогда называлась Дорогомиловским бродом, на котором стоял деревянный мост. По нему, через три дня после государственного преступления Кутузова,   сначала спокойно прошла вся многочисленная Русская армия, а затем просочилась и менее многочисленная армия вторжения. Расставив по Арбату виселицы, разместив в церквях конюшни, взорвав восемь башен Кремля, евроцивилизаторы ограбили город буквально до нитки, сняв не только старинные колокола, но и сорвав позолоченные кресты с куполов. Кутузов не был дураком. Он был масоном.

    Касательно возражений Коновницына на Совете: кое-где пишут, что он критиковал позицию  (на Минской улице), но мало кто знает, что его точка зрения была абсолютно противоположной позиции масонов – позиция просто была неудобна для контратаки(!), ибо мы обладали преимуществом над вынужденным развёртывать свои войска противником, причём в местности, ограниченной в те времена непроходимыми лесами. И позади у армии Наполеона были не только мужики с кольями и летучие отряды драгунского типа в стиле Дениса Давыдова, но и подходящая с юга Дунайская армия Чичагова, с севера – от Полоцка – корпус Витгенштейна, который размочалил французов при попытке двинуться на Питер и нависал над их коммуникациями. Кто-то помнит о сражениях этого корпуса?

    С юга подходила 3-я армия Тормасова. В истории 5-го Александрийского гусарского полка, который тогда получил прозвище «бессмертные гусары», а впоследствии - Высочайшее соизволение носить на шапках вместо герба Российской Империи символ бессмертия – череп с костями. Это их один полк с шестью пушками навсегда остановил движение французского корпуса на Луцк и Украину, сотворив то, отчего французские историки содрогаются по сей день. Один полк вырубил корпус регулярных войск[8]. Где памятник генералу Тормасову?! Спасибо, хоть Багратиону поставили.

    О резервах

     К французскому императору и его мародёрской швали подошло 3 тыс. кавалеристов. Их лошади позже оказались единственным продуктом питания[*]. В это время, как и в Великую Отечественную, к Москве подтянулись наши многочисленные регулярные и иррегулярные полки. Когда захватчики плавили в наших храмах золото и серебро в слитках, установив тигли прямо в церквях, можно было легко устроить им сценарий 1612 года (поляки так же были среди оккупантов наполеоновской армии, разграбив всю Таганку, Рогожку и Симоновку), т.е. блокаду. Чтобы кожаные сёдла жрали и упряжь по старинной шляхетской традиции. Но Кутузов в это время настаивал на отходе даже не в Тарутинский лагерь, а строго на юго-восток. Более того, многие помнят, что в сражении при Малоярославце выиграли мы, после чего Наполеон повернул на Старую Смоленскую дорогу. Так Кутузов был против самого сражения, только его начальник штаба с упомянутыми выше генералами (которые в Филях голосовали против оставления Москвы и даже за атаку) сделали все так, чтобы предатель не мешал.

    Из почти полностью сожжённой и осквернённой Москвы, по оценкам разных источников, было вывезено драгоценных металлов и камней по весу (в современных ценах) на сумму порядка 20 млрд. долларов. Но можно ли по весу оценить переплавленный скипетр Рюриковичей? В сегодняшней Оружейной палате от периода Рюриковичей практически ничего не осталось... С Благовещенского собора сняли покрытия куполов из чистого золота толщиной почти в сантиметр и переплавили в слитки прямо в Успенском соборе, ободрали весь Кремль (утраты задокументированы до грамма) – и собрали так называемый 1-й Золотой обоз. Всего Золотых было два, один был Железный, в котором были такие уникальные недрагоценные артефакты нашей Русской истории, как настоящие доспехи Александра Невского, первый Новый завет в России и прочие. Всё, что собирала Православная Русь, оккупанты утратили при своём жалком бегстве.

    Никто никогда не считал потерь богатейших дворянских домов Москвы. Оригинал «Слова о полку Игореве» был утрачен именно тогда. Это – утрата, но мало кто знает, что Мусин-Пушкин[9] в своей коллекции так же имел подлинники истории России до Карамзина и вообще Романовых, плюс к тому составил каталоги с указанием, где хранятся нефальсифицированные документы. Его приятели обещали всё завтра же вывезти и спасти в Костроме или Вологде. Они просто его обманули и ничего не вывезли, поскольку принадлежали к той же ложе, в которую входил Новиков[10]

    О тактике Кутузова

    в период, когда Наполеон, отягощённый награбленным и артиллерией, потянулся через Гжатск, Вязьму, Дорогобуж, Смоленск и Красный прямо к Березине. Про идиотизм адмирала Чичагова, который упустил при Березине остатки наполеоновских войск вместе с главным подонком, написаны сотни килограммов книг. Да, идиот. Назначен представлением Кутузова. Но! СМИ ещё со времён Великой Отечественной войны сформировали полностью несоответствующее правде представление о самом процессе отступления армии.

    Вся дорога была усеяна кирасами и стрелковым оружием наполеоновской армии, а также трупами лошадей и пленных русских солдат. От Вязьмы до Катыни и Орши. Убитых выстрелом в голову. Их конвоировал польско-венгерский отряд. Французы такого не творили. Их трупы лежали рядом с трупами русских убитых пленных.

    Вместо того чтобы, имея нарастающее численное и качественное превосходство, направить по параллельным двум дорогам свежий корпус из одной кавалерийской и двух пехотных дивизий, при конной артиллерии, в обгон этой жалкой деморализованной швали и заблокировать их движение - хоть за Дорогобужем, хоть за Красным, хоть перед Оршей, просто выставив штук пятьдесят пушек, - Кутузов долго тянулся параллельно чуть южнее с войсками числом свыше 150 тысяч, разрешив лишь казакам в нескольких десятках человек пощипывать полумёртвых от холода и тяжести награбленного  представителей европейской цивилизации. Войска на марше имеют слабую развёртываемость для боя. Мы имели шанс прекратить войну разом и вернуть большую часть украденного. И не было бы и «Битвы народов» под Лейпцигом, и при Фер-Шампенуазе, и АББА не спела бы песню «Ватерлоо». И тогда бы русские войска (у автора прадед в шестом поколении – Васильчиков, и прадед его жены  - Ностиц)  не теряли бы наших солдат и офицеров при взятии Парижа, а потом не выбирались оттуда морем (!), продав всех лошадей, чтобы оплатить дорогу назад (с тех пор абсолютное большинство поголовья лошадей во Франции имеет русские корни).

    Но масонский фельдмаршал настоял на тактике «мелких укусов» - обычных нападений на войска на марше, силами казаков или гусар, количеством максимум 200 человек, с 1-3 пушками. Под Красным минимальное усиление нашего заслона поставило всю отступающую армию Наполеона на край гибели. В переписке Александра с Кутузовым дело доходит до ругани. Автор, по находящимся в его собственности документам, передает, что это звучало приблизительно так. Император: «ты…  сдал Москву, поставив Меня перед фактом, а теперь уклоняешься от обещанного Уничтожения армии Наполеона, которая ещё и везёт в обозах сокровища, которые собирала Россия много веков». Ответы: «я не готов, война будет длинной, а Россия не обеднеет». Император: или блокирование войск противника (окружение), или убейся об стену. Ответ: война будет долгой и т.д. Масон.

    Но это всё пересказ событий, о которых мало кто серьёзно сейчас задумывается. Про Березину говорить очень горько, хотя армия противника и потеряла порядка 40.000 человек, город Борисов у адмирала Чичагова они забрали. Потеря обоза Императора уже под Вильно (тогда осталось около 200 повозок, 150 рассовали вдоль дороги, до сих пор ищут) для мерзкого карлика уже ничего не значила. Он просто бросил остатки войск и уехал в Париж. Неадекватные действия Кутузова совсем не поняли не только в армии, но и при дворе. В письме к шведскому королю Бернадоту Александр I обвинял Кутузова в недостатке смелости, факт оставления Москвы называл непростительной ошибкой. Царь писал Кутузову: «…Вспомните, что вы еще обязаны ответом оскорбленному Отечеству в потере Москвы».

    Разумеется, в одну статью невозможно вложить всё, что известно. Но если вас заставила эта статья найти ответ Лермонтову, уже хорошо. Разумеется, эта статья не только о России и Кутузове. Она о том, что кто-то побеждает, а кто-то их подтачивает и продаёт. 

    Вопрос к читателям: это разве русский обычай вынимать из человека сердце, похоронив его отдельно, а тело отвезти в имение, где и провести погребальный обряд? А с Кутузовым так и случилось. По Их обряду

    У кого-то есть ещё вопросы, почему «Москва французу отдана»?

    Кирилл Мямлин

    Примечания

    [1] Кутузов был главой масонской ложи «К трем ключам» (Регенсбург), позднее был принят в ложах Франкфурта, Вены, Берлина, Санкт-Петербурга и Москвы и шотландской ложи «Сфинкс»

    [2] не даром масон и сатанист Петр I не любил Москву

    [3] напр., Остерман-Толстой являлся гроссмейстером ложи «Соединенные друзья»

    [5] в письме жене Кутузов указывает 30 орудий, отбитых у французов

    [6] скорее всего были останки младшего, дивизионного генерала Огюста де Коленкура – прим.м09

    [7] Левое крыло стояло у Воробьевых гор, правое крыло у изгиба Москвы-реки перед деревней Фили, центр между Волынским и Троице-Голенищевым, арьергард у деревни Сетунь

    [8] Мартынов А. И. История 12-го драгунского Стародубовского полка. Спб., 1908. X, 244, 75 с. с ил.

    [9] располагалась на Мясницкой, где сейчас училище живописи, через дом от центра от чайного магазина Перлова

    [10] стал великим мастером Великой ложи «Астрея», а в утешение в августе 1815 г его избрали и великим мастером Великой Директориальной ложи «Владимира к порядку»

    (ссылки [4] и [*] в первом комментарии)

    Английский «ленд-лиз» для России в Отечественной войне 1812 года

    Победы России в кампании 1812 года и в заграничных походах 1813–1814 годов были одержаны во многом благодаря английским поставкам военных материалов (пороха, свинца и ружей), а также прямой британской помощи деньгами.

    В «больших войнах» положение России было всегда примерно одинаковым – её западные партнёры и союзники обеспечивали стране технологическую мощь, Родина же расплачивалась перед ними «пушечным мясом». По этому сценарию прошли обе Мировых войны, а также кампания 1812-1815 годов – о чём в популярной истории в России не принято упоминать.

    Как и в годы Великой Отечественной войны, Россия получала во время Отечественной войны 1812 года существенную помощь от Англии, по сути, и затеявшей конфликт с наполеоновской Францией (и ради чьих интересов в итоге и воевала Россия).

    Проведение аналогий между Великой Отечественной войной и Отечественной войной 1812 года в советское время выводило историков на историософскую идею многовекового противостояния России и Запада. Этой идеей была пропитана официальная историография сталинского периода и особенно пропаганда, активно использовавшая историческую науку. Естественно, тема участия России в союзах с теми же самыми западными державами в конфликтах с другими западными странами никак не вписывалась в эту концепцию. Как и Сталин в отношении западных союзников, правительство Александра I всячески старалось принизить роль Британии в разгроме наполеоновской Франции. Позиция российских историков в отношении вклада союзников России в победу над наполеоновской Францией и над нацистской Германией в большинстве своём осталась неизменной с советского периода: вклад признаётся, но более или менее сознательно принижается.

    Сценарии двух войн — Отечественной 1812 года и Отечественной 1941-1945 годов — поразительно схожи.

    В 1805-1807 годах Российская империя терпит неудачи в войнах с Францией, претендовавшей на господствующее положение в Европе. Дело заканчивается Тильзитским миром 1807 году: положение России на международной арене оказалось ущемлено, она потеряла контроль над Польшей, сохранив только восточные территории бывшей Речи Посполитой. Нечто похожее произошло в соответствии с пактом Риббентропа-Молотова в 1939 году. После Тильзитского мира Россия получила политическую возможность аннексировать Финляндию в 1809 году; почти то же самое происходит в 1939–1940 годах, с той только поправкой, что СССР во время «зимней войны» столкнулся с мощным сопротивлением и смог овладеть только приграничными областями Финляндии.

    Конфронтация между наполеоновской Францией и Российской империей назревала после 1807 года постепенно, хотя две державы официально были союзниками. Аналогичное «странное союзничество» имело место между нацистской Германией и СССР в 1939-1941 годах.

    Войска нацистов в 1941 году дошли до Москвы, Наполеон в 1812 году её взял. Генеральные сражения обеих войн также произошли у стен Москвы, правда, в случае с Великой Отечественной войной таковых было ещё два — под Сталинградом и на Курской дуге. В 1800-х годах, как и в начале 1940-х, континентальные союзники России оказались разгромлены до главной схватки, а война между Англией и Францией шла где-то на периферии, в Испании и Португалии, что, в принципе, аналогично ситуации с борьбой союзников против корпуса Роммеля в Северной Африке.

    Участие России в континентальной блокаде (согласно договору с французами) Англии губительно отражалось на русской экономике. Объём внешней торговли России за 1808-1812 годы сократился на 43%. Новая союзница, Франция, не могла компенсировать этого ущерба, поскольку экономические связи России с Францией были поверхностными (главным образом, импорт в Россию предметов французской роскоши). Нарушая внешнеторговый оборот России, континентальная система расстраивала её финансы. Уже в 1809 году бюджетный дефицит в России вырос по сравнению с 1801 годом с 12,2 млн. до 157,5 млн. рублей, т. е. почти в 13 раз; дело шло к финансовому краху страны. В этих условиях война с Францией для Россией была для последней своего рода и экономическим спасением. Но, как всегда случалось, Россия вошла в войну технически и материально неподготовленной.

    Долгое время считалось и считается до сих пор, что Россия в годы наполеоновских войн полностью обеспечивала себя порохом. Тем не менее, Россия импортировала порох из Англии: за 1811-1813 годы его было ввезено 1100 тонн. При этом контракт на поставку в 1813 году обошёлся России очень дорого, дороже отечественного производства. Это означает, что собственными силами российская промышленность не могла обеспечить армию в должных объёмах.

    1100 тонн пороха, поставленного англичанами, — это много или мало? При среднем весе заряда для полевой пушки русской армии 2,5 кг поставок в 1100 тонн пороха должно было бы хватить на почти 0,5 млн. пушечных выстрелов. Во время Бородинской битвы российская артиллерия выпустила, по разным оценкам, от 20 до 60 тысяч снарядов. Это значит, что русским артиллеристам хватило бы английских поставок примерно на 9-10 битв масштаба Бородина.

    По оценкам российских статистиков начала XIX века, Россия изготовляла ежегодно 1600-3300 тонн пороха. Оценки рознились из-за дефицита документов, так как после наполеоновских войн они просто не были достаточно правильно систематизированы и изучены. Если брать за основу дореволюционную оценку выработки пороха российскими заводами, то получается, что английские поставки покрыли около 20–40% объема пороха, полученного армией и флотом в 1812 году.

    Известно, что в октябре 1812 году англичане поставили России 50 тысяч старых ружей нестандартного 8-го калибра, который был в России тогда большой редкостью (у нас применялся 7-й калибр), соответственно, и патроны этого калибра тоже были редки. Но их можно было отлить, требовалось всего лишь 163 тонны свинца для такого количества ружей. Однако выяснилось, что у военного ведомства в запасе нет ни одного пуда, так как до начала войны на производство либо импортную закупку этого стратегического материала министерство финансов не выделило денег.

    Российская империя импортировала этот металл в больших объемах вплоть до завершения своего существования. И здесь-то помощь Англии оказалась незаменимой. Летом 1811 года англичане по особому секретному договору поставили в Россию 1000 тонн свинца после длительного перерыва подобного рода поставок из-за континентальной блокады. Этого должно было хватить для ведения боевых действий шестью русскими корпусами в течение нескольких месяцев.

    Царская Россия почти не могла добывать цинковые и свинцово-цинковые руды, так как их месторождения располагались преимущественно в Царстве Польском (71% от общего объема добычи цинковых руд в Российской империи начала XX века), на Дальнем Востоке и на Северном Кавказе. В российской части Польши разработки рудников стали вестись лишь после 1820 года; соответственно, до этого времени Российская империя почти не выплавляла свинец.

    Таким образом, российская армия стреляла пулями, отлитыми из британского свинца — другого просто не было. Вероятно, поставка 1000 тонн свинца в 1811 году спасла Россию от поражения в 1812 году.

    Теперь относительно «старых» английских ружей. В царской и советской историографии это подавалось как злокозненность англичан и их безразличие к судьбе союзников. Но дело обстояло проще – на момент начала французско-русской войны Англия только получила заказ на ружья от России, и на его выполнение требовалось до 6 месяцев. Пришлось отдать союзнику старые запасы, что были на складах, лишь бы спасти русскую армию.

    Из имевшихся в России к началу 1812 года на складах 375 тысячас ружей к июню в войска были переданы 350 тысяч ружей. И в первые же дни войны, когда началось формирование ополчения, разразился «ружейный кризис» (по иронии судьбы, нечто похожее произошло и в Первую и Вторую мировые войны – такой «ружейных кризис»).

    «Распоряжения Москвы прекрасны, эта губерния мне предложила 80 тысяч человек. Затруднение в том, как их вооружить, потому что, к крайнему моему удивлению, у нас нет более ружей, между тем как в Вильне вы, казалось, думали, что мы богаты этим оружием, — писал император Александр Барклаю 26 июля из Москвы. — Я покамест сформирую много кавалерии, вооруженной пиками. Я распоряжусь дать пики также пехоте, пока мы не достанем ружей».

    Ружей настолько не хватало, что, например, пришлось отказаться от предложенного вологодским дворянством сбора ополчения (по 6 душ от каждой сотни), а вместо этого прислать от всей Вологодской губернии всего 500 человек звероловов–охотников с их собственными охотничьими ружьями.

    Под Москвой попытались сформировать армию Милорадовича в 100-120 тысяч человек, названную «Второй стеной». Если бы «Вторую стену» удалось построить, не было бы ни сдачи Москвы, ни её пожара. «Я назначил сборные пункты, — вспоминает московский генерал–губернатор Ростопчин, — и в 24 дня ополчение это было собрано, разделено по дружинам и одето; но так как недостаточно было ружей, то их вооружили пиками, бесполезными и безвредными». В итоге под Бородино Милорадович привел всего 15 тысяч штыков – примерно столько удалось насобирать ружей для ополчения.

    Всего за 1812 год в армию призвали 420 тысяч рекрутов. Между тем в летнем отступлении русская армия вместе с убитыми, ранеными и пропавшими без вести лишилась и громадного количества оружия. Вооружать новобранцев было нечем. Командующий Резервной армией князь Лобанов–Ростовский доносит императору: в только что сформированных 12 полках «оружья не состоит, кроме одних тесаков».

    Как уже говорилось выше, в июле-октябре 1812 года ружейные заказы для России были размещены на английских заводах. С проживавшими в России английскими купцами Кремером и Бердом был заключен договор на поставку 50 тысяч ружей по цене 25 рублей за штуку. Дороговато, учитывая, что до войны «ствол» тульского производства стоил 10–15 рублей. Но в июле 1812 года «отечественный производитель» просил уже 80 рублей за ружьё!

    Всего в 1812–1814 годах Россия получила из Англии 225 тысяч ружье, примерно столько же за это время произвели собственные заводы. Т.е. тут вклад англичан в обеспечение ружьями русской армии вообще составил около 50%.

    Всем же своим союзникам Англия отправила около 1 млн. ружей — этого было достаточно, чтобы вооружить Пруссию, Австрию, российскую армию в Германии, Швецию, а также ряд мелких германских княжеств.

    Также Англия фактически оплатила всю военную кампанию России. Так, в 1812–1814 годах Англия предоставила России субсидии на общую сумму 165 млн. рублей, что с лихвой покрыло все военные расходы (по отчету министра финансов Канкрина, российская казна в 1812–1814 годах потратила на войну 157 млн. рублей). И это не считая «гуманитарной» английской помощи. Так, на восстановление послепожарной Москвы английское купечество безвозмездно передало России 200 тысяч фунтов-стерлингов (примерно 1,8 млн. рублей). Всего же частные пожертвования английского общества России составили около 700 тысяч фунтов (более 6 млн. рублей).

    Помощь Англии воюющей России оказывалась и по «мелочам» – английским сукном, мушкетами (до 10 тысяч штук – около 20% потребности армии), топографическим картами (при вступлении армии в Европу), и т.д.

    Безусловно, как и в Великую Отечественную, в Отечественной войне 1812-1815 годов победу одержал русский мужик (неграмотный крестьянин). Но без помощи западного союзника эта победа была бы ещё более кровавой и длительной.

    Зачем русские сожгли Москву в 1812 году?

    В этом году российские власти собираются широко отмечать победу в Отечественной войне 1812 года. Как обычно, будут говорить о «зверствах захватчиков», в ряду которых – знаменитое сожжение Москвы Наполеоном. Правда, французы до сих пор уверены, что Москву сожгли сами русские по приказу высших чинуш.

    Первые пожары в Москве занялись с началом входа в город авангарда маршала Мюрата 2(14) сентября. К 3(15) сентября, времени занятия Кремля лично Наполеоном, пламя охватило уже весь город. Пожар стих только 6(18) сентября, за это время он уничтожил 6,5 тыс. из 9,1 тыс. жилых домов, 122 из 329 храмов. Эту «работу» российская, потом советская и снова российская историография списывала на войска Наполеона.

    Доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института РГГУ Михаил Давыдов так описывал эволюцию официальной версии о пожаре:

    «В нашем Отечестве исторические концепции московского пожара последовательно менялись в зависимости от политической конъюнктуры. Александру I важно было представить этот пожар как варварский акт, совершенный французскими агрессорами и оккупантами, чтобы дискредитировать их в глазах просвещённой Европы. Затем правда постепенно восторжествовала, были даже опубликованы записки непосредственного исполнителя приказа Ростопчина. При советской власти, в 20-30-е годы, концепция не менялась. Но после Великой Отечественной войны Сталин фактически создал культ фельдмаршала Кутузова, и этот пожар объявили частью его стратегического замысла. Затем не патриотичная версия об ответственности русских за сожжение Москвы была подвергнута суровой критике. Но великий историк Евгений Тарле нашел выход из положения. Он подчеркнул, что моральную ответственность за пожар всё равно несет Наполеон. Не было бы вторжения его армии в 1812 – Москва бы не сгорела».

    Французская же версия (впрочем, её же придерживаются и историки цивилизованных стран) гласит обратное – Москву сожгли сами русские. Тактика выжженной пустыни на протяжении веков приносила успех российской армии, так было во всех войнах, ведшихся на территории России и СССР.

    Кратко эту версию можно прочитать из французских газет осени 1812 года, время от времени её перепечатывают и современные французские СМИ.

    «14 сентября русские подожгли торговые ряды, рынок и здание больницы. А 16 сентября поднялся сильный ветер. По приказу генерал-губернатора Ростопчина 300-400 негодяев подожгли город одновременно в пятистах разных точках. Так как 5/6 всех домов были выстроены из дерева, то огонь распространился с огромной быстротой – это был поистине океан огня.

    Около 100 поджигателей были арестованы и расстреляны, при этом все они заявили, что действовали по приказу Ростопчина и ещё одного высокопоставленного лица.

    В огне заживо сгорели 30 тысяч больных и раненых русских.

    Русские потеряли всё; они ничего с собой не увезли, ведь они всегда считали, что мы никогда не сможем дойти до Москвы, и этим самым лишь вводили своих людей в заблуждение. Увидев, что всё захватили французы, русские замыслили ужасный план: они решили уничтожить огнем свою первопрестольную столицу, и тем самым обрекли на нищету 200 тысяч жителей. В этом злодеянии, сотворённом преступниками, выпущенными из тюрем, повинен исключительно Ростопчин.

    Горожане пытались остановить распространение пламени, но московский генерал-губернатор загодя принял вселяющие ужас меры предосторожности: он дал повеление вывезти или уничтожить все средства для тушения пожара».

    Русское служило-карательное сословие отчасти признавалось, что это оно подожгло Москву в сентябре 1812 года. Тот же Растопчин в марте 1823 года говорил французской прессе:

    «Главной особенностью русского характера является бескорыстие. В многочисленных разговорах, купцов, промышленников и простых людей, я звучало, что Москва не должна попасть в руки врага. «Было бы гораздо лучше, если мы подожжём город», – говорили они.

    К примеру, был такой случай в Москве. Один торговец обнаружил, что 17 французских солдат напившись вина, уснули в подвале его дома. Тогда он принял решение подпереть лаз из подвала, и поджёг собственный дом. Семнадцать жалких французов, скорее всего, задохнулись от дыма».

    В литературе того времени русская знать тоже подтверждала, что Москву сожгли их сограждане. Так, Наталия Нарышкина в своих записках на французском языке упоминала:

    «Торговцы подожгли рынок, и огонь беспрепятственно распространился на улицы, застроенные большей частью деревянными домами. Уже в полночь весь горизонт был охвачен пламенем. Кто поверит, будто французы уничтожали город, который для них же самих был жизненно необходим? Многие из них погибли в ту ужасную ночь, задохнувшись в дыму или заживо сгорев в пламени пожара. Не было никаких средств потушить огонь, поелику помпы и сами пожарные уже исчезли по приказанию генерал-губернатора.

    Император Александр так ничего и не сказал о пожаре Москвы; это оскорбляло тех людей, которые верили, что споспешествовали делу, беспримерному в истории России. Ни единого слова поощрения или сердечного изъявления чувств восхищения и умиления. Принесшие себя в жертву были преданы безразличному забвению».

    Если посмотреть на историю России, то в самосожжении Москвы нет ничего удивительного – высшее служило-карательное сословие никогда не считалось с имуществом их подданных (как и с их жизнями). Отсюда и эфемерность частной (личной) собственности в стране – при возникновении форс-мажора права на неё утрачивались (переходили к государству). Представить себе, чтобы французское правительство подожгло Париж при подходе к нему немцев (что в 1870 году, что в 1940-м) – невозможно.

    В России же ликвидация собственных городов при отступлении считалась нормальной практикой. К примеру, по приказу Петра I в 1708 году был сожжён город Могилёв. Ну, а в Великую Отечественную эта практика была доведена сталинистской верхушкой до совершенства. Партийные активисты и диверсанты НКВД взрывали наряду со стратегическими объектами (мосты, железные дороги – что ещё как-то можно было оправдать) системы жизнеобеспечения простых людей, остававшихся жить в оккупации – элеваторы, электростанции, пищевые заводы, и т.п. – обрекая их тем самым на голодную и холодную смерть.

    Таким образом, предстоящее государственное празднование победы в войне 1812 года будет также означать торжества над трагедией русского народа, брошенного властью на произвол судьбы.

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    фото

    Источник — http://www.razumei.ru/

    Просмотров: 5 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей
    2009

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Считаете ли вы, Гимн Российской Империи (Молитва Русского народа), своим гимном?
    Всего ответов: 188

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году