Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Перейти на старый дизайн
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2017 » Февраль » 2 » • Святой мученик Трифон •
12:43
• Святой мученик Трифон •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • Житие св мученика Трифона
  • Страдание св мученика Трифона
  • Акафист св мученику Трифону
  • Молитва первая
  • Молитва вторая
  • Тропарь
  • Чудеса по молитвам
  • В Москве, на улице Трифоновской
  • Иллюстрации
  • Помочь, проекту "Провидѣніе"
  • 1 февраля по ст.ст. / 14 февраля по н.ст.

    Предисловие

    «Трифи» по-гречески означает «наслаждение», «услада».

    Святому мученику Трифону молятся: об избавлении от нечистых духов и отыскании работы, если кругом неудачи и ты никак не можешь вырваться из замкнутого круга неприятностей и бед, помогает решить жилищный вопрос, найти потерянное, помогает людям со слабым зрением.

    Житие святого мученика Трифона

    Языческий Рим, поработивший плодородное Средиземноморье, стратегически важные части Азии и Африки, к середине третьего века по Рождеству Христову пресытился в роскоши и самодовольстве. Теперь его занимало только одно — борьба за власть в самой Империи, разлагающейся день ото дня все больше и глубже.

    Победителей в этой борьбе не было. Богатства перераспределялись, расточаясь в противоборствах, и один правитель, выдвинутый своими сторонниками, казнил предшественника лишь для того, чтобы погибнуть от меча следующего. Фактическим правителем гордых римлян был обнаженный меч, в страхе державший всех и каждого из своих “свободных” сограждан — от раба до престолонаследника...

    Вот и на сей раз воинские восстания изрядно потрясли устои. Вышло так, что одновременно были провозглашены сразу три императора, и это в тот час, когда еще жив Максимин, правивший Римом последние годы и отнюдь не объявлявший преемника. Что ж, чему быть — того не минуешь. Гордиан знал свою судьбу. Он был уже немолод, и прозрение пришло с болезнью дочери.

    Небо вынесло свой приговор, едва его, вопреки сенату, вознесли на имперский престол. Объявив соправителем своего сына, Гордиана Второго, он тем самым вписал в историю и его имя. И теперь им обоим придется расплачиваться за эту строку в римских хрониках, расплачиваться кровью — чужой и своей... Жуткий бред его девочки, ее безумные поступки — явные предвестники конца триумфа.

    Он призвал слуг и повелел привести к нему старого лекаря, специально приставленного к болящей и дежурившего возле нее в последнюю ночь. Лекарь явился осунувшийся лицом и с трясущимися руками, которые он подобострастно простер к Гордиану.

    — Что там? — спросил император, отводя глаза от никчемного существа, очевидно, сломленного обстоятельствами.— Как она?

    — Мой повелитель... Мне трудно говорить, я боюсь прогневать тебя и впасть в немилость,— старик неуклюже бухнулся на колени и заплакал.

    Гордиан стоял, по-прежнему изучая боковую стену залы для приема гостей. На этой стене он видел, как движутся, потрясая оружием, войска Максимина, готовые растерзать восставшего проконсула Африки, возомнившего себя императором. Сможет ли он остановить их?

    — Говори. Говори безбоязненно все как есть. Ты будешь жить...

    — Ей... — лекарь глотнул слюну, смачивая пересохшую гортань,— ей плохо. Очень плохо. Сегодня ночью она поднялась с постели и убежала в сад, где бросилась в пруд, желая покончить с собой. Впрочем, я не знаю, зачем она это сделала...

    — А где были охранники, приставленные к ней? Они что — спали?

    — Нет, мой повелитель. Воины бодрствовали...

    — Почему же они не воспрепятствовали ей, почему не задержали?

    — Не смогли. Она раскидала их по углам опочивальни, как пустые меха из-под вина, а одного из них едва не придушила. Силы, бродящие в ее хрупком теле в минуты припадка, превосходят человеческие. А голос, прорывающийся из недр этого божественного создания, парализует волю закаленных в битвах мужчин. Этот голос не принадлежит ей...

    Гордиан сжал веки, отгоняя от себя навязчивое видение. Он еще поборется. Не стоит опережать события. — А кому он принадлежит? — холодный взгляд неподвижных очей императора жег огнем. — Чей это голос?

    — Я не знаю...

    — Не знаешь? А как же твой опыт, ученый муж, твои премудрые книги, коими ты много лет потрясаешь перед моим носом? Что говорят они?

    — Боюсь, в нашем случае они бессильны... Я склоняюсь к мысли, Гордиан, что причина болезни,— коленопреклоненный повесил голову и тяжко вздохнул,— причина болезни...

    — Кроется во гневе богов, — хлестко завершил фразу проконсул-император.— Я правильно понял тебя, книжный червь?

    — Да, мой повелитель... Я ничтожный плебей и ничего больше. Только не спеши подводить черту. Сдержи в себе гнев и выслушай меня до конца.

    — Чем больше ты произносишь слов, тем ближе твой конец.

    — Ты обещал оставить мне жизнь!

    — Я и говорю тебе закон жизни! Замолчи и не перебивай меня, не то боги изменят свое решение. Отвечай на мои вопросы ясно и однозначно. Скажи, умножились ли жертвы в храмах, возносились ли по-прежнему молитвы и воскурения у статуй Юпитера и Фортуны?

    — О да, мой повелитель! Умножились и возносятся.

    — Юноны и Дианы? - О да!..

    — Венеры?..

    — И Венеры, и Аполлона, и всех, чьи величественные изображения возвышаются в наших храмах, внимая нашим нуждам. Всех обкурили...

    — А приступы не прекращаются...

    — Увы, мой повелитель, приступы не прекращаются. Более того, на мой взгляд, они участились и вымотали несчастную до предела. Огонь жизни затухает в ее сердце. Ее тело бьется в конвульсиях, а разум не отдает отчета в своих действиях. И этот голос...

    — Ты опять многое ловишь, книжный червь. Разум не может действовать. Запомни: говорить следует только то, что видел своими глазами, слышал своими ушами. Твои чувства никому не нужны. Ты видел, как она бросилась в воду? Отвечай внятно!

    — Да, господин. Я это видел... Четверо дюжих воинов с трудом вытащили ее из пруда, взмокнув от пота.

    — Может быть, все-таки от воды? — Гордиан скрипнул зубами. — Я запретил тебе делиться чувствами, старче! Ты выжил из ума.

    — Это всего лишь аллегория, мой повелитель, маленькая метафора. Для полноты картины...

    — Это маразм, лекарь, старческий маразм! И не смей со мной спорить, несчастный, ибо со стороны виднее. Говори по существу. Ты что-нибудь слышал при этом или ранее? Что вещает голос?

    — Он... Я не знаю, как это сказать. Он говорит... нет, не могу воспроизвести его слов. Они звучат оскорбительно для римлян.

    — Что ты все лишь, драная борода? Здесь нет никаких римлян, только ты и я. Не бойся, я не собираюсь выносить бредни больной на подиум. Не в моих правилах выметать сор на площадь... — сжатые в линию губы Гордиана свидетельствовали о том, что терпение его на исходе. — Итак, что вещает голос? Я жду.

    — Он... он богохульствует.

    — Как тебя понимать? Это все равно, что ничего не сказать. Говори прямо, Вулкан тебя поглоти!

    — Он смеется над нашими богами. Утверждает, что никто из них не способен совладать с ним, потому как он сам — такой же бог и даже выше. Никто и никогда не справится с ним, кроме...

    — Кроме? Что ты заткнулся, смеситель трав? Какое лекарство надо сочинить, чтобы выгнать злобного духа из тела моей дочери? Поднимись с колен и, набравшись мужества, произнеси наконец-то, что поведал голос! Если средство окажется верным, я щедро награжу тебя. Только не рассуждай, говори самую суть, пока великий Марс не раскроил твой крутой лоб моим мечом. Что ты слышал? — Я слышал имя, — лекарь с трудом встал на ноги и замолчал.

    — Двуликий Янус! Не обессудь этого недоумка, не знающего входа и выхода! Я что, всякий раз должен колоть тебя копьем, чтобы ты договаривал слово? Если ты слышал имя, так скажи его, и дело с концом.

    — Трифон, — выдохнул лекарь. — Его зовут Трифон.

    — Трифон...— в раздумье повторил Гордиан. — Трифон, который сильнее наших богов. Хорошо... С этого надо было начинать, любезнейший. Ты свободен, — Гордиан брезгливым жестом отбросил от себя ученого старика-соглядатая, наказав ему в спину, чтобы позвал стоявшего у дверей стражника, через которого был вызван “на ковер” один из видных военачальников, ближайших сподручных проконсула-императора.

    Коротко введя его в курс дела, Гордиан повелел найти Трифона, где бы тот ни был, причем жестко ограничил время на розыск.

    — Приведешь ко мне того Трифона, который возьмется излечить мою дочь. — Смилуйся над верным слугой, господин, — попытался сопротивляться воин, — как я его найду?! Трифонов тысячи, а земля наша необъятна. Я разделяю твое горе, но...

    — Никаких “но”, мой друг, это приказ. Земля полнится слухом, а в нашем случае речь идет о необычном человеке... Одним словом, жить захочешь — найдешь. Гордиан оказался прав. К тому времени семнадцатилетний Трифон уже был известен по всей Малой Азии. Он родился и вырос на фригийской земле, в селении Кампсада, и с раннего детства выделялся среди сверстников какой-то неведомой обывателю лучезарностью характера: не мог отрок пройти мимо чужой беды, будь то злополучная бедность семьи соседа или разбитая коленка малолетнего приятеля.

    Однажды молитвою Трифона были спасены от голода жители его родной Кампсады, где на полях свирепствовали вредители, пожирая не только хлебные злаки, но и всю зелень в округе. Насекомые были изгнаны, и посевы поднялись, принеся ко времени жатвы обильный урожай... А Трифон возвратился к своему делу, которое позволяло ему пребывать в размышлениях о тайнах мироздания и беседах со своим Создателем. Юноша пас гусей на берегу озера.

    Здесь-то, посреди гогочущего стада, наперебой приветствовавшего царских посланцев, притомившихся в розыске, он и был обнаружен. Что ж, гуси могут и подождать, пока не исполнится то, чему быть надлежит. Он рад, что может помочь царской дочери.

    И, легкий на подъем от сострадательного сердца, Трифон отправляется в дорогу... Когда свита Гордиана с юношей была еще в пути, с дочерью императора приключился последний судорожный припадок. Дьявол в девице заговорил снова.

    — Не могу! — надсадно стонал он, сотрясая юное тело. — Не могу больше здесь находиться, — сюда идет Трифон! На третий день он будет тут... Я ухожу! И нечистый дух, вынужденный по воле Божией во второй раз сообщить то, о чем предпочел бы молчать, вышел из дочери императора. Очевидцы утверждали, что девица мгновенно просветлела лицом и разумом и с той поры к ней возвратились и грация и красота.

    А Трифон, как и было объявлено супостатом, пришел во дворец на третий день, где его встретили весьма радостно и с почетом. Но сомнения у императора оставались: уж больно загадочной казалась вся эта история, не поддавалась она его трезвому и практичному уму. И Гордиан обратился к святому с такими словами:

    — Я вижу,— сказал он,— что Фортуна благосклонна к тебе, юноша. Моя дочь здорова! Она весела как прежде, и даже, к моему удивлению, пуще прежнего. Выходит, ты — чудотворец!

    — Это не я,— смиренно возразил Трифон,— но Бог мой, Господь...

    — Не торопись, юноша! — Гордиан предостерегающе поднял руку.

    — Ты не должен перебивать старших, а сейчас к тому же перед тобой император. Скажи, можешь ли ты выполнить одну мою просьбу, если она не противоречит твоей вере? — Да, император. Я слушаю тебя.

    — Прекрасно. — Гордиан улыбнулся, юношa вызывал у него симпатию.

    — Тогда покажи нам того духа, что посмел нарушить покой принцессы, войдя к ней в утробу. Я хочу увидеть его своими глазами и показать другим.

    — Зачем тебе это, император?

    — Чтобы ни у кого, — Гордиан обвел красноречивым взглядом собравшихся придворных, — ни у кого не осталось сомнений в том, что именно ты излечил мою дочь. Это в наших с тобой интересах, юноша,— добавил он тихо.

    — Будь по-твоему,— согласился Трифон.— Я исполню твою волю, но для этого мне нужно некоторое время.

    — Оно у тебя будет...

    Через шесть дней уединения, проведенных в посте и молитвах, умноживший духовные силы Трифон предстал пред троном императора, объявив о своей готовности. Гордиан молча кивнул и снова улыбнулся, — на этот раз не так уверенно, как неделю назад, когда он решился на свою просьбу. Сердце подсказывало ему, что представление будет не из приятных.

    Наутро, едва взошло солнце, император и его приближенные собрались на невиданное зрелище, и Трифон не обманул их ожиданий. Исполненный Святого Духа, он, созерцая невидимого для прочих духа злобы таким, как он есть, прямо приказал ему явиться перед собравшимися во плоти или, как сейчас говорят, материализоваться, что не совсем точно отражает действительность, ибо духи и без того материальны.

    — Тебе говорю, дух нечистый, во имя Господа моего Иисуса Христа, явись воочию перед нами, обнажив свою сущность в одном из твоих мерзких образов!

    И вот как бы из ничего возник перед затихшей толпой жуткий черный пес с огненными глазами. Тяжелая голова его с высунутым языком влачилась по земле и, казалось, сам воздух вокруг сгустился и застыл, наполнившись смрадом.

    Воцарилось гробовое молчание. Теперь мог говорить только Трифон.

    — Кто послал тебя, демон, в это место,— спросил святой, — и как дерзнул ты войти в созданную по образу Божию девицу, сам будучи столь безобразен и немощен?

    — Я послан отцом моим, сатаной,— отвечал дьявол, — начальником всякого зла и его приспешником, пребывающим в аду. От него я и получил повеление мучить царскую дочь.

    — Кто же дал вам власть посягать на создание Божие? Растолкуй это всем подробно и внятно.

    Трифон предлагал заглянуть вглубь, приоткрыв императору и его синклиту страшную тайну, о которой далеко не все люди знают, и дьяволу, принуждаемому силой Божией, пришлось сказать правду:

    — Мы не имеем власти над теми, которые знают Бога и веруют в Единородного Его Сына Христа. От этих людей мы со страхом бежим; и только когда нам бывает попущено, мы причиняем им искушения совне, испытывающие крепость их веры. Иное дело с теми, кто в Бога не верует, — псу удалось приподнять свою голову и сверкнуть раскаленными угольями глаз в гущу толпы.

    — Послушные своим прихотям и страстям, они творят угодные нам дела — и тогда мы получаем полную над ними власть. Эти люди впадают в идолопоклонство, творя себе кумира.

    Гордятся собой, злословят, завидуют ближнему и занимаются всякого рода чародейством. Такими и подобными им по духу делами они опутывают себя сетями лжи и тем отчуждаются от Бога, своего Создателя. Они самовольно идут по нашему пути, а потому вместе с нами принимают вечные муки.

    Черный пес замолчал все и сник, окаменев на месте. Вид его устрашал попрежнему, а поза выражала покорство. На этом памятное для присутствующих событие завершилось — Трифон отправил дьявола обратно в ад.

    Невольное откровение духа тьмы, одно созерцание которого принудило бы содрогнуться самую мужественную душу, многих привело в тот день ко Христу, а верующие утвердились в истине и прославили Бога.

    Щедро одарив святого, император с миром отпустил его домой, и Трифон, едва выйдя за ворота владений Гордиана, осчастливил множество нищих царскими подарками. По дороге он раздал все и налегке возвратился в отечество, продолжая вести там чистую и непорочную жизнь во служении Богу и ближним.

    А потом, повзрослев, он начал странничать, на своем пути проповедуя и врачуя больных...

    Гордиан к тому времени переправился на тот свет, прихватив с собой коронованного сына. Оба погибли в горячей междоусобной схватке за имперский престол, в который раз уже обагренный кровью жаждущих безмерной власти. Да, в те времена властители в Империи сменялись чередой, следуя один за другим, словно дни недели. Их возносили на копьях храбрые воины, но они же и низлагали их. Копье и меч правили Римом, меч и копье...

    И вот уже внука Гордиана Первого сменил Филипп Аравитянин, а Филиппа разгромил Деций. Так отзывается о его правлении ученый мир:

    “При поддержке римского сената Деций попытался укрепить административный аппарат Империи. Кроме того, он решил ужесточить государственный культ почитания “гения” императора, провозгласив его обязательным для всех подданных Рима.

    Остальные культы и религиозные общины были запрещены, а открытое исповедание или проповедь какой-либо иной религии были приравнены к государственным преступлениям (250-й год по Р. X.). Это привело к массовым репрессиям по отношению к последователям различных восточных культов. Особенно жестоко пострадали в это время члены христианских религиозных общин”.

    Сложно сказать, какое количество христиан погибло за этот период, но уходили из этой жизни они тысячами. Их убивали беспощадно, мучили без конца. Ангелы не успевали принимать их души...

    Наместником Деция в Малой Азии был некто Акилин.

    Среди прочих имен, пользовавшихся авторитетом в христианской среде и у народа в целом, назван ему был и Трифон, за которым тотчас началась охота.

    Только святой не убегал и не прятался. Когда в месте, где он находился, объявился отряд воинов Акилина, Трифон сам вышел к ним навстречу.

    Добровольцем, пусть и под охраной, пришел он в Никею к царскому наместнику... И вот, окруженный множеством людей, советниками, оруженосцами и слугами, Акилин уже восседает на суде и вопрошает Трифона, кто он такой, откуда и чем живет. Святой отвечает просто:

    — Имя мое — Трифон, родом я из селения Кампсада. А живу тем, что верю в Божий Промысел и неизреченную Его мудрость. В жизни я руководствуюсь свободной волей, служа единому только Христу. Христос — моя вера, похвала моя и венец моей славы. Зависимости человека от расположения звезд и воли случая я не признаю.

    — Вероятно, — мягко заметил наместник, — до сего дня ты не слышал об указе императора, по которому всякий, кто называет себя христианином и не поклоняется нашим богам, подвержен смертному приговору. Мой тебе совет: образумься и оставь свою веру, если не хочешь заживо сгореть в огне.

    — Да я буду рад пройти через огонь и муки и даже умереть за Господа моего! — со всем пылом цветущей юности воскликнул святой, будто удивляясь, что его не понимают.

    Акилин не понимал и снова предложил святому подчиниться властям и принести богам жертву, спасая тем самым себя от лютых мук. При том судья добавил, что не хочет смерти Трифона, который произвел на него самое благоприятное впечатление своим чистым сердцем и не по годам совершенным разумом, различимым в его речах и поступках.

    — Я тогда буду иметь совершенный разум,— сказал на это святой,— когда принесу Богу моему совершенное исповедание, сохранив неизменной благочестивую веру в Него и соделавшись жертвой Тому, Кто Сам принес Себя в жертву ради меня. Здесь судья признался себе, что пока уговоры его не действуют, и стал угрожать Трифону мучениями, живописуя их ужасы, которые святому таковыми вовсе не казались. Помнящего о муках вечных не страшат истязания палачей от мира, и красноречие Акилина снова было растрачено впустую. Он отдал приказ начать пытки.

    Три долгих часа его, связанного и повешенного на дереве, как это практиковалось в те времена, били, и били беспощадно, но Трифон мужественно терпел мучения, так и не издав крика или стона. Акилин, в глубине души, быть может, и вправду сочувствовавший святому, поразившему его своим терпением, опять обратился к нему с увещанием:

    — Оставь свое безумие, Трифон. Если ты будешь упорствовать, то не избежишь смерти. Такова воля императора.

    — Безумие — это изменить Христу, — кротко отвечал святой, — и тем лишиться Его любви в вечности.

    Далекий от христианства Акилин попытался вызвать Трифона на спор об истинной вере, но был посрамлен святым, легко доказавшим ложность и ничтожество римских богов, сотворенных разумом и руками человека, подверженного слабостям и порокам. Исчерпав все аргументы в защиту многобожия, судья почувствовал себя совсем разбитым и пожелал развлечься охотой, отложив словопрения, но продолжив мучения Трифона.

    Короткой веревкой его привязали к коню, и он шел за ним, двигаясь рывками и переходя на бег, спотыкаясь и падая. Стоял сильный мороз, а ноги мученика были босы. Конь то и дело наступал на них, дробя ступни по косточкам и причиняя Трифону невыносимую боль, которую он, пламенея любовью к Богу, казалось, не замечал вовсе и повторял за Давидом слова его псалма: “Соверши стопы моя во стезях Твоих, да не по движутся стопы мои”.

    Отведя душу на охоте, Акилин снова приступил к допросу, все еще надеясь, что мучения сломили святого:

    — Посмотри на себя, несчастный,— как ты выглядишь. Разве тебе не больно? Ты так молод... Принеси жертвы богам и ты еще сможешь, залечив свои раны, наслаждаться жизнью.

    — Этому не бывать, Акилин. Вся моя жизнь — во Христе, я уже говорил тебе... Трифона бросили в темницу и продержали там немалое время, пока судья его налаживал свои дела где-то за пределами Никеи. Но вот он возвратился и снова, в который раз призвал к себе непреклонного юношу. Все повторилось вновь...

    — Ты не надумал исполнить указ императора?

    — Бог мой и Господь Иисус Христос, Которому служу я сердцем и умом, наставил и утвердил меня в непоколебимой вере. Ваших богов я не признаю.

    Теперь Трифону в еще не зажившие ступни вбили железные гвозди и так водили по городским улицам и площадям, на ходу изощряясь в добавочных истязаниях. Когда он уже не мог идти, мучители влачили его тело за собой. Дух же не поддавался, но лишь крепчал с телесной немощью, и полнилось неземной радостью его сердце.

    — До каких же пор ты, Трифон, будешь стоять на своем, превозмогая нестерпимую боль?

    — Когда ты, Акилин, познаешь силу Христову, то уже не будешь задавать таких вопросов.

    И снова его били железом, палили огнем настрадавшееся тело, и жестокости палачей, казалось, не было предела. Но тут внезапно, в самый разгар пыток, святого осиял небесный свет, и на голову его опустился венец необычайной красоты... Мучители его в страхе попадали на землю, а Трифон исполнился великой любви и мудрости:

    — Благодарю Тебя, Господи, за то, что Ты не оставил меня одного в руках врагов моих, но защитил в день брани. И теперь молюсь Тебе, Господи, не остави меня и впредь, утверждая в вере и храня от боли, сподобив до конца и беспреткновенно совершить подвиг этот Тебя ради.

    Скрепя сердце Акилин, которому затянувшийся процесс давно был в тягость, решил еще раз, последний, попытать счастья в противоборстве со святым. Голос его был ласковым и усталым — он слышал о небесном венце, явившемся на блаженном воочию, но...

    — Помоги себе, Трифон, принеси жертву богам... Ты сделаешь это, и я со спокойной совестью отпущу тебя. Я очень хочу этого, поверь мне, и не желаю тебе смерти.

    — Ты все время твердишь о каких-то богах,— отвечал Трифон,— как будто не знаешь, что они такое. Спроси своих мудрецов, и они расскажут тебе, какие сочиняют басни в оправдание собственных страстей. Вы обращаетесь к земле и солнцу по именам собственным, какие дают родившимся младенцам, требуя от них понимания ваших чувств и мыслей; молитесь на луну, вверяя себя ее покровительству...

    Все, что вы видите вокруг себя, становится вашим божком. Марс у вас — бог гнева и войны, а блудной страстью заведует Венера. Вы оставили Создателя всего сущего, а Его творениям поклоняетесь... Где будут твои боги, Акилин, когда ты умрешь? Чем поможет тебе луна там, где ее нет?

    Так или примерно так — другими словами, но с тем же смыслом — убеждал святой Акилина, дивившегося его дерзости. Судья понял, что сломить Трифона ему не удастся никогда... После того как мученик выдержал новые побои и истязания, длившиеся многие часы, ему зачитали смертный приговор и тотчас повели к месту казни. Прозвучала последняя молитва святого Трифона, покидавшего мир этот с миром в душе и радостью предстоящей встречи с Тем, Кому он преданно и с честью служил всю жизнь.

    Святой благодарил Бога за то, что Он позволил ему совершить свой подвиг до конца, выдержав все пытки и мучения. Он молил Господа о Небе, ангельских селениях в нем и обителях праведников, куда хотел бы попасть, чего жаждала душа его с малого детства, когда тело едва научилось ходить.

    — Прими в мире душу мою и сделай меня наследником Твоего вожделенного Царства, а всех, поминающих имя мое на земле, услыши с высоты святыни Твоей и призри на них, подавая им обильные и нетленные дарования от щедрот Твоих, ибо Ты благ и человеколюбив.

    Господь взял душу святого за мгновение до того, как меч коснулся его шеи. Тело мученика осталось распростертым на земле, и никейские христиане забрали его, намереваясь предать должному погребению в городской черте. Трифон явился им в видении, повелев перенести мощи в родную Кампсаду, что и было исполнено... Часть мощей святого Трифона хранится в Москве, в церкви его имени, что стоит на улице Трифоновской неподалеку от Рижского вокзала. Существует предание, тесно связанное с историей этого храма.

    Однажды на охоте у царя Ивана Васильевича (Грозного), по оплошности сокольничего, боярина Трифона Патрикеева, улетел любимый кречет. Царь приказал этому сокольнику во что бы то ни стало разыскать пропавшего кречета в три дня, в противном случае угрожая провинившемуся смертной казнью.

    Весь лес истоптал горемыка, мало надеясь на удачу и призывая себе на помощь святого мученика, имя которого носил и потому считал своим покровителем. Но поиски не дали результата. Измученный и усталый, остановился он на третий день возле Марьиной рощи и от сильного изнеможения замертво свалился в траву под деревом, заснув крепким сном.

    И вдруг будто разбудил его кто. Смотрит: стоит перед ним белый конь, а в седле — светлый ликом благолепный юноша, на руке которого сидит царский кречет. “Возьми, — говорит всадник, — твою птицу, поезжай с Богом к царю и не печалься”.

    Проснулся тогда сокольник окончательно и глазам своим не верит: на руке у него и вправду сидит пропавший кречет! Он его тотчас схватил покрепче и отвез к царю, пересказав Ивану Васильевичу свое видение. Гнев государя сменился на милость, а в милости он щедр был по-царски!

    В благодарность за чудесное свое спасение боярин Трифон Патрикеев немедленно выстроил на месте, где нашелся сокол, сначала часовню, а потом — поговаривали, при содействии самого государя — и каменную церковь близ этой часовни во имя святого мученика Трифона и во славу Божию.

    Принял, значит, Господь молитву раба Своего, через которого и поныне посылает страждущим неисчислимые дары Своей благодати.

    “Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим!”

    Страдание святого мученика Трифона

    — Господи Боже, Царь царствующих, святейший паче всех святых! Благодарю Тебя за то, что Ты сподобил меня совершить сей подвиг без преткновения. И ныне молюсь Тебе: не допусти коснуться меня уловляющей руке лукавого невидимого врага, дабы он не свел меня во глубину погибели, но введи меня в возлюбленные селения вместе со святыми Ангелами Твоими, и соделай меня наследником Твоего вожделенного царствия; приими в мире душу мою, всех же, которые будут воспоминать имя раба Твоего, и в память мою святые жертвы Тебе принесут, услышь с высоты святыни Твоей; и призри на них от святого жилища Твоего, подавая им обильные и нетленные дарования, ибо Ты один благий и щедрый Податель во веки веков.

    Так молился святой. И вот еще воины не успели усекнуть его главы, как Господь взял его душу; честное же тело Трифона осталось мертвым на земле. Находившиеся в Никее христиане обвили его чистыми плащаницами и умастили ароматами, намереваясь погребсти его у себя в защищение своему городу. Но святой, явившись им в видении, велел перенести мощи его в селение Кампсаду, место родины его, — и повеление его было исполнено.

    Так святой Трифон, от юности посвященный Богу, приведший множество людей ко Христу, и исцеливший многих из них от болезней, после великих мучений, принятых за истину, увенчав нетленным венцом от Отца, и Сына, и Святого Духа, Единого в Троице Бога, Которому слава во веки. Аминь

    Акафист святому мученику Трифону

    Кондак 1

    Избранный от Бога и к лику святых сопричтенный, святый мучениче Трифоне! Молися о нас, грешных, Владыце Христу и помогай нам побеждати мир, плоть и диавола, многообразно воюющия на ны, якоже победил еси их благодатию и силою возлюбленнаго тобою Христа, да, избавльшеся от врагов наших видимых и невидимых, благодарственно воззовем ти: Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим!

    Икос 1

    Образу благочестия родителей твоих подражая, христианския нравы от лет малых приял еси, святый мучениче, и мал сый леты, стар же разумом, воистину христианин совершен явился еси. Мы же, воспоминающе добродетельное житие твое, восхваляем тя сице: Радуйся, добронравных родителей благочестивый сыне; радуйся, великое их утешение. Радуйся, Ангела твоего Хранителя непрестанное веселие; радуйся, от юности твоея всего себе Богу предавый. Радуйся, от юности Христа возлюбивый; радуйся, от малых лет благодать Божию обильно стяжавый. Радуйся, душу свою непорочну явивый; радуйся, себе самаго в храм Духа Святаго уготовавый. Радуйся, отроком образ жития святаго показавый; радуйся, благочестием твоим верныя возвеселяяй. Радуйся, от малых лет за вся сия Богом возлюбленный. Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим.

    Кондак 2

    Видя Господь, яко волею по стези благочестия, в немже от родителей твоих наставлен был еси, течеши, и яко воистинну любиши Бога, сотвори тя в жилище Святаго Духа от лет малых и отверзе уста твоя пети Ему: Аллилуиа.

    Икос 2

    Силу веры твоея показуя, Владыка Христос дарова тебе, святый мучениче, еще отроку бывшу, дар чудотворений, сего ради вопием ти: Радуйся, от малых лет совершенную любовь к Богу показавый; радуйся, заповедей Его не токмо слышатель, но и делатель от младенчества бывый. Радуйся, от юности твоея добродетели христианския стяжавый; радуйся, от малых лет житием, верою и любовию твоею Богу угодивый. Радуйся, дар исцелений от Него приявый; радуйся, дар той на пользу ближним иждивающий. Радуйся, многоразличныя болезни исцеляющий; радуйся, в недузех облегчение дарующий. Радуйся, страдания в радость обращающий; радуйся, исцеления сия во славу Божию совершающий. Радуйся, теми истину веры православныя показующий; радуйся, теми нас к славословию Бога возбуждающий. Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим.

    Кондак 3

    Верою и любовию стяжал еси от Бога власть изгоняти духи нечистыя, мучащия человеки и претящия им воспевати Богу: Аллилуиа.

    Икос 3

    Видя дарованную ти, святый мучениче, силу Божию, вспять бежаша демони, имиже одержими бяху бесноватии людие. Видящии же сия, воспеваху ти сице: Радуйся, от Бога власть на нечистыя духи приявый; радуйся, силою Божиею сих изгоняющий. Радуйся, врагу человеческому вредити людем возбраняющий; радуйся, козни диавола и ангелов его разрушающий. Радуйся, силу их низлагающий; радуйся, безсилие их являющий. Радуйся, страхом и трепетом их поражающий; радуйся, веры Христовы силу показующий. Радуйся, верных к прославлению Бога воздвигающий, радуйся, в бедах и скорбех сущих прибегати к предстательству святых наставляющий. Радуйся, в нуждах наших обращатися к Богу научающий; радуйся, помощниче наш, Богом нам дарованный. Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим.

    Кондак 4

    Восхотев тобою обратити языки от пути нечестия и открыти им путь истинный, ведущий в Живот Вечный, си есть веру истинную, веру православную, даже до Рима из Компсады приведе тя Господь, да и в чертогах царских проповеси Бога и таю многий научиши пети Ему: Аллилуиа.

    Икос 4

    Хотяй обратити многия на путь спасения, попусти Господь демону вселитися в дщерь цареву, и жестоко мучити и ввергати ю многочастне во огнь и воду. Врачеве ничтоже успеваху и ничимже страдания дщери царевой утолити возмогоша. Егда же и сильнии мира сего и всякую врачебную хитрость ведущии ничтоже возмогоша и исповедаху немощь свою, тогда велением Божиим проглагола диавол, яко един есть, иже изгнати его имать, и се есть Трифон. Тогда прилежно искаху и обретоша его в Компсаде. Грядущу же ему и еще далече от Рима сущу, возопи гласом велиим диавол и изыде, и исцеле девица. Видящии сия дивляхуся и глаголаху: Радуйся, Трифоне, еще далече сущий в бегство диавола обративый; радуйся, яко диавол безсилие свое пред тобою исповеда. Радуйся, молящимся тебе скорый помощниче; радуйся, недугов силою Божиею целителю. Радуйся, оставленных врачами на свои руце приемлющий; радуйся, печали на радость пременяющий. Радуйся, печальным утешение и скорбящим радование посылающий. Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим.

    Кондак 5

    Видеша вернии, иже в Риме, чудо, пришествием твоим бывшее, укрепишася в вере своей и воспеша Богу, победившему адскаго змия и дарующему верующим в Него таковую силу: Аллилуиа.

    Икос 5

    Уверения ища, тебе пришедшу в Рим, святый Трифон, яко ты еси той, егоже убояся демон, моли тя император Гордиан, да явиши и ему и синклиту его, и людем в чувственном виде диавола, и не отреклся еси, но, возложив на ся пост, помолися Господу дний шесть. В день же седмый, пришедшим царю, синклиту и людем, возопил еси: “Тебе глаголю, душе нечистый, во имя Господа моего Иисуса Христа явися семо и покажи свой демонский образ зде сущим, и безсилие свое исповеждь...”. И бысть тако. И зряху вси безобразие демонское и дивляхуся вере святаго, вопиюще: Радуйся, Трифоне, егоже демони ослушатися не могут; радуйся, Трифоне, по егоже велению дуси нечистии в телеснем виде являются. Радуйся, Трифоне, силою Божиею повелевый диаволу исповедати, яко, на христианы, иже святую православную и апостольскую веру содержат, власти не имать; радуйся, Трифоне, емуже возвещено бысть, яко демони власть имут мучити токмо тех, иже своим похотем греховным следуют и дела, угодная диаволу, творят. Радуйся, Трифоне, яко научил еси нас бегати языческаго нечестия; радуйся, Трифоне, яко научаеши всех бегати всякаго греха, в добродетелех же подвизатися. Радуйся, веру православную твердо содержати наставляяй нас; радуйся, хотящим благочестно жити помогаяй. Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим.

    Кондак 6

    Видевше, како младо отроча повелевает властно духовом злобы поднебесной, убояхуся мнози, и слышаще от демона и видяще воочию, якову силу имать вера Христова, обратишася к Богу: нечестие же и прочая заблуждения своя отложше, крестишася и усты своими от сердца чиста благодарственно воспеша Богу песнь: Аллилуиа.

    Икос 6

    Благодаряще тя, царь вложи в руце твои, мучениче, дары и злато, ты же, Христа Бога приобревый ни во чтоже вменил еси вся, яже в мире сем яко блага почитаются, и приял еси дары царевы, да послужиши ближним твоим, и шед во отечество твое Компсаду, дал еси вся нищим, сирым и всем в нужде сущим, непрестанно памятуя, яко расточив богатство земное, тленное, собереши себе на Небеси богатство нетленное, вечное. Мы же, научаемии тобою такожде творити, вопием ти сице: Радуйся, Трифоне, душу свою чужду сребролюбия показавый; радуйся, милосердие души твоея выну являяй. Радуйся, нищих питатель бывый; радуйся, неимущим сострадание показавый. Радуйся, заповедь Христа “Просящему у тебе дай” исполнивый; радуйся, и нас исполняти заповеди Божии научивый. Радуйся, якоже шествием в Рим и возвращением своим в Компсаду многих утешивый, ободривый и возвеселивый; радуйся, показавый нам образ, како богатством гибнущим на земли негиблющее богатство на Небеси собирати. Радуйся, ближним служити нас научающий; радуйся, ближних любити нас наставляющий. Радуйся, образ жития праведнаго нам показующий, радуйся, яко правило веры в Бога, надежды на Него, любве к Нему и ближним и прочих христианских добродетелей яви нам собою. Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим.

    Кондак 7

    Взыде на престол римский нечестивый царь Декий, и пролияся по вселенней кровь христианская. Приближися время, егда и тебе, святый мучениче, суди Господь подъяти страдания, да кровию и мученичеством своим запечатлееши веру и великую свою любовь к Богу и тем до конца низложиши сопротивныя силы и наставиши многих, да грядут на мучения, радующеся, якоже и ты, страстотерпче, и поюще Богу: Аллилуиа.

    Икос 7

    Яко укрытися не может град верху горы стояй, тако и тебе, святый мучениче, гонению от Декия царя на христиан бывшу, невозможно бысть укрытися от мучителей, ибо ты, яве без страха Христа всем исповедав, силою слова обращение многих ко Христу устроил и многия в недузех именем Его исцелил еси. Уведевше же о тебе, святый Трифоне, игемон Аквилин, взя тя и пред судищем постави, ты же вся грядущая на тя в руце Бога твоего предал еси, радуяся яко и тя сподоби Господь быти общника страданий его, и вернии, видяще ревность твою по Бозе, вопияху ти: Радуйся, Трифоне, ко спасению многих приведый; радуйся, многих от зловерия к вере истинней, православней обративый. Радуйся, чудесы твоими, силою Божиею содеянными, в вере, ими восприятой, их утвердивый; радуйся, яко действенная вера твоя в Бога выну всем по всей вселенней явися. Радуйся, безмездный врачу, силою Божиею, якоже древле, такожде и ныне всякую болезнь скоро врачующий; радуйся, надеждо оставленных врачами. Радуйся, скорое утешение болящих, на тебя надеясь, с молитвою прибегающих; радуйся, небоязненно проповедавый Христову веру. Радуйся, от неверных за проповедь Христа Бога на мучение ятый; радуйся, не устрашивыйся грядущаго мучения. Радуйся, научающий нас не боятися человеческих прещений; радуйся, во всем на Бога упование возложивый. Радуйся Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим.

    Кондак 8

    Услышав, яко ищут тя воини, не утаился еси от них, мучениче, ни в горах, ни в пустынех, но, оградився молитвою и крестом дерзновенно себе предал еси в руце мучителей и с радостию великою стопы твоя направил в Никею, да возвестиши всем веру истинную и наставиши пети Богу Аллилуиа.

    Икос 8

    Егда вопроси тя игемон на судилище: “Кто еси, кая судьба твоя, и како веруеши?” ты, не обинуяся, отвещал еси ему сице: “Трифон имя мое; отечество — Компсада, судьбы же несть у нас, зане веруем, яко вся Промыслом Божиим бывают. По вере же — христианин есмь, Христос же есть и моя сила, и моя крепость, и слава, и радость моя”. Сие исповедание твое слышаще, ублажаем тя, святый Трифоне, сице: Радуйся, неправедному судилищу дерзновенно представый; радуйся, верующих в Промысл Божий укрепляяй. Радуйся, люди, живот свой судьбе вверяющия, посрамляяй; радуйся, научаяй нас во всем упование наше на Бога возлагати. Радуйся, выну себе быти служителя Христова исповедуяй; радуйся, исповеданием тем веселие верным даруяй. Радуйся, соборища нечестивых исповеданием святым отлучивыйся; радуйся, грядущих мучений за нечестивых исповедание истиннаго Бога не устрашивыйся. Радуйся, истину единую Божественную возлюбивый; радуйся, лжи и отца ея, диавола, отвергийся. Радуйся, Христа своим упованием именуяй: радуйся, Его своею крепостию нарицаяй. Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим.

    Кондак 9

    Слышавше твое исповедание, ярости исполнишася нечестивии и прещаху ти ранами и мучением. Ты же, мучениче Трифоне, подъятие страданий за Христа веселием почитая, взывал еси немолчно Богу песнь: Аллилуиа.

    Икос 9

    Ветия многовещанный Аквилин, видя, яко ты не убоялся еси прещений лютых, яко овча кроткое явися, ища прельстити тя словесы ласкательными, но ничтоже успевая, паки в волка лютаго обращься, усугубляше прещения своя. Ты же тверд и непоколебим пребыл еси благодатию Божиею, воздвизая верных возглашати тебе сицевая Радуйся, прещений лютых не убоявыйся; радуйся, смерти телесной не устрашивыйся. Радуйся, душу свою за веру православную положити не отрекшийся; радуйся, разум совершенный в том положивый, да сохраниши веру истинную во Единаго Бога. Радуйся, не к земней, но к Небесней мудрости устремивыйся; радуйся, игемону, врагу твоему, спасения желавый. Радуйся, к познанию истиннаго Бога привести мучителя твоего тщавшийся; радуйся, проповедниче Христов сладкогласный. Радуйся, христианине, Христом возлюбленный; радуйся, волею на страдания шедый. Радуйся, мучений тех за Христа, яко сокровища, хотевый; радуйся, во время мучений лютых Божественным светом осиянный. Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим.

    Кондак 10

    Услышав тя глаголавша, яко не исповедующих истинныя, православныя веры жребий есть огнь неугасимый, зело разгневася Аквилин и повеле тя, святый Трифоне, повесив, бити; ты же, в повелении сем услышав Господень глас, призывавший тя на страдальческий подвиг, возопил еси Богу: Аллилуиа.

    Икос 10

    Яко свеща огнем возгарается, тако душа твоя, святый Трифоне, возгореся любовию к возлюбившему тя Богу, и, услышав повеление игемона, еже на тя, сам совлекл еси ризы твоя и тело твое предал еси в руце мучителей, да сотворят вся, яже повеле игемон. Зряще таковую ревность твою по Бозе, вси вернии глаголаху: Радуйся, с веселием уготовавый себе к приятию ран за Христа; радуйся, риз своих совлекийся ради обнаженнаго некогда за грехи наши Искупителя. Радуйся, добровольно в руце мучителей себе предавый, Христу подражая; радуйся от них связанный и повешенный на мучение. Радуйся, приявый за Христа лютая ударения; радуйся, три часа терпевый нещадное биение. Радуйся, мучиму бывшу, ни единаго стенания и ни единаго гласа испустивый; радуйся, биения, узы, раны, опаления и иныя многоразличныя страдания претерпевый. Радуйся, в молчании приявый ударения, от них же ранами изъязвися тело твое; радуйся, страданием своим силу Божию прославивый. Радуйся, терпением своим мучителей посрамивый; радуйся, подвигом своим христиан возвеселивый. Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим.

    Кондак 11

    Видеша терпение и подвиг твой, святый Трифоне, еще же и адамантову крепость твою, и прославиша предстоящии людие Подвигоположника Христа Бога песнию: Аллилуиа.

    Икос 11

    Яко стену тверду и непоколебиму виде тя нечестивый судия, обаче не прослави Бога, даровавшаго тебе крепость сию, но паче тщашеся склонити тя и лестию и страхом смерти, да принесеши жертву бесовом. Ты же, святый мучениче, исповедав во ушию всех веру Христову, обличил еси безумие гонителей и показал еси мудрость тех, иже во Христа веруют; игемон же, измышляя на тя иная мучения, повеле тя со столпа сняти и, привязав к коню своему, влече за собою. Мы же потщимся прославити страдания твоя: Радуйся, уязвленный телом и за конем быстро влекомый, радуйся, хлад зимний претерпевый Радуйся, научаяй нас в скорбех земных ум свой к Богу устремляти; радуйся, наставляяй в мире сем хладном согреватися любовию, яже к Богу. Радуйся, делом нам показуяй, како подобает ни во чтоже вменяти скоропреходящия на земле страдания; радуйся, любве и милосердия ко всем людем исполненный. Радуйся, ради любве тоя за враги своя молитвы Богу возносивый; радуйся паки в темницу вверженный и в заточении лютом томление, муку и болезни претерпевый. Радуйся, ясно являющии, яко лютейшая страдания земная ничтоже суть, аще к Богу прибегают людие и Бога ради терпят скорби и раны; радуйся, на усекновение главы твоея радостно шедый и пред усекновением тем в руце Бога твоего, Егоже ради вся лютая подъял еси, душу свою святую предавый. Радуйся, прежде усекновения моливыйся о всяком, иже воспоминати тя и в память твою святыя жертвы приносити будет, да услышит его Господь и всякое прошение его исполнит; радуйся, по успении твоем в видении повелевый погребсти тя во отечествии твоем, научая тем и нас свое отечество любити. Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим.

    Кондак 12

    Не токмо на земли, святый мучениче, был еси помощник и заступник всем, твоея помощи требующим, но и по смерти не престаеши избавляти от бед к тебе с верою и любовию притекающих, якоже избавил еси царского гнева болярина Трифона, егда внезапу явился ему на коне и дал еси ему отлетевшаго царскаго сокола. Оный же Трифон сокольник на месте сем, идеже ему от тебе помощь явися, во благодарение тебе за избавление свое воздвиже святый храм во имя твое, мучениче Трифоне. Мы же благодеяния от тебе бывшая воспоминающе, возносим благодарственную Богу песнь: Аллилуиа.

    Икос 12

    Поюще твоя многоразличная чудеса, твою дивную и скорую помощь, яко никогоже усердно прибегающаго к тебе с верою, любовию и упованием никогда же отринул еси, но всех к тебе притекающих и пред святою иконою твоею смиренно молящихся от внезапных бед и скорбей избавляеши, прочее время живота их во благо устрояеши, недузи врачуеши, печали утоляеши и комуждо в бедах и скорбех к тебе припадающему помощь и ослабу даруеши, благодарне восхваляем тя сице: Радуйся, наша моления и прошения приемляй, радуйся, за ны пред Престолом Божиим молящийся. Радуйся, от Бога милости нам непрестанно просящий; радуйся от нечаянных бед и зол непреложное наше избавление. Радуйся, от бед и напастей, движимых на ны грех ради наших, скорое прибежище, радуйся многия слезы от скорби проливаемыя, изсушивый. Радуйся, многия печали утоливый; радуйся, яко никтоже припадый к святей иконе твоей тощь от нея отъиде. Радуйся, всякаго притекающаго к тебе под кров свой и заступление приемляй; радуйся, здравия требующим скорое исцеление. Радуйся, оставленных врачами и ради неисцельных и тяжких недуг своих чающих себе смерти, скорое и безмездное врачевание, радуйся, и ныне, якоже и древле, живу ти сущу, неизсякаемый источниче неизчетных и многообразных чудотворений. Радуйся, Трифоне, скорый помощниче всем, с верою и любовию к тебе притекающим.

    Кондак 13

    О святый мучениче Трифоне! Приими сие малое, обаче от любящих и благодарных сердец приносимое тебе наше моление, вознеси ко Господу Богу теплыя молитвы твоя за ны, недостойныя: болящия исцели, печальныя утеши, заблуждшия вразуми, бедствующим помози, и вся нам потребная для здравия телеснаго и спасения душевнаго у Бога Щедродавца испроси, наипаче же избави нас от лукавых бесов, да памятуя выну твоя дивная о нас заступления, прославим Бога, даровавшаго нам таковаго молитвенника, целителя и чудотворца, воспевающе песнь: Аллилуиа.

    (Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1)

    Молитва первая

    О святый мучениче Христов Трифоне, скорый помощниче и всем к тебе прибегающим и молящимся пред святым твоим образом скоропослушный предстателю! Услыши ныне и на всякий час моление нас, недостойных рабов твоих, почитающих святую память твою во всечестнем храме сем, и предстательствуй о нас пред Господем на всяком месте. Ты бо, угодниче Христов, в великих чудесех возсиявый, источаяй цельбы притекающим к тебе с верою и сущия в скорбех человеки заступаяй, сам обещался еси прежде исхода твоего от жития сего тленнаго молитися за ны ко Господу и испросил еси у Него дар сей: аще кто в какойлибо нужде, печали и болезни душевней или телесней призывати начнет святое имя твое, той да избавлен будет от всякаго прилога злаго. И якоже ты иногда дщерь цареву, в Риме граде от диавола мучиму, исцелил еси, сице и нас от лютых его козней сохрани во вся дни живота нашего, наипаче же в день последняго нашего издыхания предстательствуй о нас. Буди нам тогда помощник и скорый прогонитель лукавых духов, и к Царствию Небесному предводитель. И идеже ты ныне предстоиши с лики святых у Престола Божия, моли Господа, да сподобит и нас причастники быти присносущнаго веселия и радости, да с тобою купно прославляем Отца и Сына и Святаго Утешителя Духа во веки. Аминь.

    Молитва вторая

    О святый мучениче Христов Трифоне, услыши ныне и на всякий час моление нас, раб Божиих (имена), и предстательствуй о нас пред Господем. Ты некогда дщерь цареву, во граде Риме от диавола мучиму, исцелил еси: сице и нас от лютых его козней сохрани во вся дни жития нашего, наипаче же в день последняго нашего издыхания предстательствуй о нас. Моли Господа, да сподобит и нас причастники быти присносущнаго веселия и радости, да с тобою купно удостоимся славити Отца и Сына и Святаго Утешителя Духа во веки веков.

    Тропарь

    Тропарь, глас 4:

    Мученик Твой, Господи, Трифон, во страдании своем венец прият нетленный от тебе Бога нашего: имеяй бо крепость Твою, мучителей низложи, сокруши и демонов немощныя дерзости. Того молитвами спаси душы нашя.

    Кондак, глас 8:

    Троическою твердостию многобожие разрушил еси от конец всеславне, честен во Христе быв, и победив мучителей во Христе Спасителе, венец приял еси мученичества твоего, и дарования божественных исцелений, яко непобедимь.

    Чудеса по молитвам

    В далёкие 90-е годы, когда были неприятности на работе и враги, я буквально приползла в Донской монастырь, помолиться. И встретила там старца, иеромонаха Даниила (Сарычева). Он неторопливо вёл службу, неторопливо ступал по маленькому храму монастыря и кадил. Молился коленопреклонённо со слезами на глазах пред чудотворной Донской.

    После службы рискнула обратиться к старцу с просьбой помолиться обо мне. Описала ситуацию и услышала ответ: «Молись мученику Трифону. Он защищает от врагов. И Даниилу Московскому». Придя домой, стала искать в книжке «Все храмы Москвы» и обнаружила церковь, где есть икона с частицами мощей этого святого. И отправилась туда.

    Позже услышала рассказ отца Даниила с амвона. Он говорил о том, как в молодости он искал работу. После того, как отслужи молебен мч. Трифону, он вернулся домой. Каково же было его удивление, когда у себя на столе увидел конверт с приглашением на вакансию. Правда, тогда он решил пойти учиться.

    Такие рассказы очень вдохновляют. Теперь стараюсь почаще обращаться к этому святому. И он очень скор на помощь, быстро слышит. Как же радостно на душе от его чудес!

    В Москве, на улице Трифоновской

    В Москве, на улице Трифоновской, есть маленький храм, старинный, белокаменный, в честь мученика. Когда-то он был большой, но после революции взорвали два его придела. Основной — этот самый, старинный белокаменный — храм удалось отстоять. И здесь после продолжительного перерыва возобновились богослужения.

    фото

    Хотя и сейчас они проходят только по субботам-воскресеньям, мученик Трифон слышит всегда тех, кто к нему приходит, кто обращается к нему с молитвой. Клирики храма рассказывают, что св. Трифон помогает найти работу, решить жилищный вопрос. А также — найти потерянное. Причем зафиксировано много случаев такой помощи святого людям.

    Иллюстрации

    фото

    Помочь, проекту
    "Провидѣніе"

    фото

    Помочь, проекту Провидѣніе © 2009, Вы, можете, оказав перечислив небольшой благодарственный платёж на:

    Яндекс-кошелёк - 41001400500447

    фото

    Сбербанк России - 42307810967103770360

    фото

    Действительны только эти реквизиты

    С ув., автор проекта providenie.narod.ru

    фото

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    фото
    Застолби свой ник!

    Источник — https://www.molitvoslov.com/

    Просмотров: 201 | Добавил: providenie | Рейтинг: 3.0/2
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей
    2009

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Считаете ли вы, Гимн Российской Империи (Молитва Русского народа), своим гимном?
    Всего ответов: 189

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году